+7 (495) 766-76-11

EN | RU | DE

Злоупотребление правом в российской правовой действительности, к сожалению, является частым явлением, которое имеет место в различных областях. Если добросовестная сторона вовремя сумеет распознать признаки злоупотребления и заявить об этом суду, то можно будет пресечь данное поведение и впоследствии добиться положительного решения. Довольно широкая сфера для злоупотребления – корпоративное право. Цель данной статьи – на примере судебной практики охарактеризовать основные способы злоупотребления в корпоративном праве и варианты их предотвращения.

В первую очередь необходимо определиться с тем, что понимается в российском правопорядке под злоупотреблением правом. Так, согласно п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Из определения становится понятно, что злоупотребление правом представляет собой недобросовестное поведение лица, которое осуществляет свое право с намерением причинить вред иным лицам.

Понимание Верховного суда схоже с легальным определением, но является более подробным. Так, в Определении судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14.06.2016 № 52-КГ16-4 под злоупотреблением правом понимается «поведение управомоченного лица по реализации принадлежащего ему права, сопряженное с нарушением установленных в ст. 10 ГК РФ пределов осуществления гражданских прав. При этом лицо совершает действия с незаконной целью или незаконными средствами, нарушая права и законные интересы других лиц и причиняя им вред или создавая соответствующие условия». Еще одна лаконичная, но не менее важная дефиниция была выведена в Определении Верховного Суда РФ от 20.10.2015 № 18-КГ15-181: «из содержания ст. 10 ГК РФ следует, что под злоупотреблением правом понимается ситуация, когда лицо действует в пределах предоставленных ему прав, но недозволенным образом». Подводя итог, необходимо отметить два отличительных признака злоупотребления правом: 1) управомоченное лицо осуществляет свое право, но нарушает пределы его осуществления; 2) это нарушает законные права и интересы третьих лиц.

Что касается корпоративного права, то на всем протяжении истории его становления в России примеров злоупотребления насчитывалось огромное множество. К примеру, один из курьезных случаев приводил профессор Е.А. Суханов, когда описывал на одной из своих лекций пример уплаты минимального размера уставного капитала в ООО путем внесения вещи в виде изношенного нижнего белья. Конечно, дальнейшие законодательные реформы были направлены на предотвращение и полное искоренение таких случаев, в частности, п. 2 ст. 66.2 ГК РФ, который прямо устанавливает, что при оплате уставного капитала хозяйственного общества должны быть внесены денежные средства в сумме, не ниже минимального размера уставного капитала, а денежная оценка неденежного вклада в уставный капитал должна быть произведена независимым оценщиком, который в случае какой-либо заинтересованности в искажении сведений будет нести ответственность в виде завышения размера стоимости вещи. Рассмотрим же наиболее частые злоупотребления корпоративными правами на примере конкретных дел:

  1. Предъявление требования о признании недействительным решения совета директоров общества, принятого с нарушением устава, признается злоупотреблением правом, если нарушение вызвано недобросовестными действиями самого истца.

 

Данный тезис был выведен в деле, упомянутом в п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации».

 

Гражданин, являвшийся генеральным директором акционерного общества, обратился в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о признании недействительным решения совета директоров общества, которым были досрочно прекращены его полномочия.

 

Суд первой инстанции, решение которого было оставлено в силе судом апелляционной инстанции удовлетворил указанные требования. Мотивировка была следующая: решение было принято на заседании совета директоров, в котором участвовало всего 6 членов, хотя количественный состав был определен в количестве 7 членов, поэтому оно является незаконным как принятое с нарушением требований, содержащихся в уставе общества.

 

Суд кассационной инстанции отменил акты нижестоящих инстанций на основании следующего. В рассматриваемом случае в заседании совета директоров не принял участие сам истец, который, будучи генеральным директором общества, являлся также членом совета директоров. Судом было установлено, что истец был надлежащим образом извещен о месте и времени проведения заседания совета директоров, а также о его повестке дня, при этом им не оспаривалось отсутствие уважительных причин неучастия в заседании.

Истец, являясь лицом, напрямую заинтересованным в непринятии советом директоров решения по вопросу о досрочном прекращении своих собственных полномочий как генерального директора, воспользовался указанным положением устава общества для того, чтобы посредством неявки в заседание совета директоров блокировать принятие данного решения.

Таким образом, отсутствие истца на заседании совета директоров и предъявление дальнейшего иска о признании принятого решения недействительным является злоупотреблением правом. На этом основании суд кассационной инстанции отказал в удовлетворении требований генеральному директору.

  1. Суд на основании пункта 2 статьи 10 ГК РФ отказал в удовлетворении требования о признании недействительным постановления наблюдательного совета акционерного общества, поскольку счел, что истец, неоднократно предъявляя требования о созыве внеочередного общего собрания акционеров по одному и тому же вопросу, действовал с намерением причинить вред ответчику (акционерному обществу)

 

Тезис был взят из уже упоминавшегося Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации», а конкретно пункта 4.

 

Акционер обратился в арбитражный суд с иском к акционерному коммерческому банку (далее — банк) о признании недействительным решения наблюдательного совета банка (далее — наблюдательный совет) в части отказа истцу в созыве внеочередного общего собрания акционеров банка.

 

Как следовало из материалов дела, до предъявления требования о созыве внеочередного общего собрания акционеров банка, по которому наблюдательным советом принято оспариваемое решение, истец в порядке, предусмотренном статьей 55 Федерального закона «Об акционерных обществах», трижды выступал с инициативой о созыве внеочередного общего собрания акционеров банка в очной форме.

 

В качестве повестки дня инициированных внеочередных общих собраний истцом предлагался один и тот же вопрос: о внесении изменений в положение о наблюдательном совете банка. Предложения истца были удовлетворены, проведено три внеочередных общих собрания акционеров банка.

 

По мнению суда, истец, предъявляя указанное требование, действовал с намерением причинить вред банку. Протоколы об итогах голосования свидетельствуют, что при голосовании по предложенному истцом вопросу повестки дня против внесения изменений в положение о наблюдательном совете на первом, втором и третьем инициированных истцом собраниях выступило соответственно 86,9, 87,4 и 87,7 процента акционеров — владельцев голосующих акций, принимавших участие в собрании. При этом расходы на организацию, подготовку и проведение собраний легли на ответчика.

 

В такой ситуации суд счел, что предъявление требования о созыве четвертого общего собрания акционеров по тому же вопросу является злоупотреблением правом со стороны истца, и отказал в удовлетворении заявленного требования.

 

Таким образом, в случаях явного недобросовестного поведения акционеров, предусмотрена также возможность признать данные действия злоупотреблением правом, что влечет такие последствия, как в целом отказ в защите права.

 

  1. Дарение доли участником А третьему лицу после того, как участник Б подал иск об исключении из состава ООО участника А и в отношении его был вынесен приговор за вред, причиненный имуществу общества, может свидетельствовать о злоупотреблении правом участником А.

 

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 10.09.2013 № 3330/13 по делу № А41-41903/10В была рассмотрена ситуация, когда лицо совершило уголовные преступления, а конкретно: присвоение и растрата денежных средств общества, совершенные с использованием служебного положения, злоупотребление полномочиями, что было подтверждено вступившим в силу приговором суда.

 

В дальнейшем один из участников общества подал иск в отношении лица, совершившего уголовные преступления, об исключении его из состава участников общества, после чего последний решил подарить свою долю третьему лицу, тем самым пытаясь избежать ответственности за намеренное причинение вреда обществу.

 

Президиум ВАС РФ признал, что в таком случае дарение доли может свидетельствовать о злоупотреблении правом.

После анализа указанных примеров из судебной практики, можно дать несколько практических советов тем, кто в дальнейшем будет сталкиваться с злоупотреблением корпоративными правами:

 

Во-первых, выявлять случаи злоупотребления на самых ранних этапах и сразу же собирать доказательства, которые помогут в дальнейшем обосновать позицию.

 

Во-вторых, обосновывать злоупотребление ссылками на дела из судебной практики, которые помогут укрепить позицию непосредственно в процессе.

 

В-третьих, необходимо четко понимать те последствия, к которым приведет признание факта злоупотребления лицом своими правами – отказ в защите такого права в суде.

Подробнее в источнике

Подпишитесь на рассылку новостей

У нас еще много интересного! Подписавшись на нашу рассылку, вы будете в курсе самых последних изменений — новостях и изменениях в законах. Также мы делимся нашими кейсами и разбираем самые интересные и громкие дела месяца.